Глава не отредактирована

Тяжело дыша, Фэйт со слезами на глазах упала на колени. Мягкая зелёная трава под ногами и яркие лучи солнца были столь же необычными, как и огромный белый особняк на холме.


Она думала, что её перенесёт в Хогвартс. Так боялась этого!

Приподнявшись с колен, девушка, ладошками утирая влагу со щёк, осмотрелась по сторонам.

— Здравствуй, Фэйт, — это простое приветствие наполнило душу Фэйт непонятной тоской.

Её бывший профессор трансфигурации действительно сдержал слово и вновь предстал перед девушкой, но на этот раз в своём молодом обличии.

— Профессор Дамблдор... — вяло произнесла слизеринка, шмыгнув носом. — Это правда? Вы вернули меня обратно? Но почему? Пожалуйста, я не хочу!

— Успокойся Глава не отредактирована, Фэйт. — Волшебник жестом остановил поток её слов и улыбнулся. — Ты не поверишь, но всего пять минут назад вы с Оливером переместились из моего кабинета в 1997 год. А я уже встречаю тебя здесь.

— Где это здесь? — не поняла девушка, не узнавая местность.

— Мы находимся в Уэльсе, — просто пояснил Дамблдор.

— Где? — удивилась слизеринка. — Но почему?

Меньше всего она ожидала оказаться на окраине Британии.

— Потому, дорогая девочка, — спокойно пояснил волшебник, — что ровно шесть лет назад я пообещал твоим родителям вернуть тебя. Целой и невредимой.

— Профессор, не нужно, — спокойно проговорила Фэйт, — у меня уже есть семья. Мне больше не нужны никакие приёмные родители Глава не отредактирована.

— А кто говорит о приёмных родителях? — вкрадчиво поинтересовался Дамблдор.

Слизеринка застыла.

Он ведь шутит?

— О чём вы? — выдохнула девушка, не мигая всматриваясь в бородатое лицо.

— Твои родители ждут тебя, дитя, — тихо произнёс Дамблдор, мягко подталкивая девушку в сторону огромного четырёхэтажного особняка.

— Вы хотите сказать, — Фэйт перевела дух, — что у меня есть родители? Мои настоящие родители? — профессор лишь кивнул. — И они ждут меня? — будто не веря, что это могло быть реальностью, спросила девушка.

— Ещё как ждут, — последовал уверенный ответ. — Особенно твой отец. Ему через многое пришлось пройти, когда он согласился отправить тебя в прошлое. — Голубые глаза волшебника Глава не отредактирована погрустнели. — Пожалуйста, отнесись к нему... терпимей.

Вытерев вспотевшие ладони о складки школьной мантии, Фэйт теперь во все глаза пожирала сверкающие под солнцем яркие своды поместья.

— Тогда... я, наверное, пойду... — неуверенно промямлила слизеринка.

— Поторопись, — подбодрил её Дамблдор. — И ни чему не удивляйся. В конце концов, жизнь всегда расставляет всё на свои места. Рано или поздно...

Всматриваясь вперёд, Фэйт от волнения сжимая и разжимая кулачки, зашагала вперёд. Высокая трава приятно щекотала лодыжки, края мантии изредка цеплялись за выпирающие из земли камни, а она всё шла и шла. Чувствуя прохладу весеннего ветерка и предвкушая новую встречу.

Остановившись перед витыми железными воротами, выкованными в Глава не отредактирована притягательном змеином орнаменте, девушка внутренне поразилась их величию. Ступив на брущатную тропинку, Фэйт подскочила, когда огромные створки ворот сами отворились. Боязливо оглядываясь, она осторожно ступила на территорию поместья. И всё поменялось. Витая тропинка обернулась широкой дорогой, которая вела прямо к главному входу в здание, а по бокам простирался обширный цветущий парк.



Как слизеринка ни пыталась, ей с трудом верилось, что её биологические родители могли быть настолько обеспеченными людьми. Всё казалось каким-то сном. Всего полчаса назад она праздновала свой выпускной, и присутствовала на замечательной весёлой свадьбе. А теперь время унесло её непонятно куда и убедило в том, что оказывается, у неё Глава не отредактирована имелись родители.

Тряхнув головой, девушка отмела навязчивые мысли и пошла по одной из узеньких тропинок на право, туда, откуда доносились манящие голоса. Долго идти ей не пришлось. Остановившись у живой виноградной стены, чьи лозы водопадом свисали вниз, Фэйт сквозь листья всмотрелась в фигуры разговаривающих людей. Мужчина и женщина. Это девушка поняла сразу, однако их лица было различить несколько затруднительно из-за густо сплетённых веток и листьев. Они стояли на небольшой округлой веранде, с крыши которой и свисало бурно разросшееся растение. Нетерпеливо переступив с ноги на ногу, слизеринка присмотрелась к ним повнимательней. Кудрявые волосы женщины переливались на Глава не отредактирована солнце медным отблеском и доходили ей почти до лопаток. Одета она была в лёгкое голубое платье с длинным рукавом, которое едва прикрывало колени.

— Неужели это произойдёт сегодня? — взволнованно проговорила волшебница, и её голос показался Фэйт странно знакомым.

— Старик сказал что сегодня, — последовал раздраженный ответ. — Ты уже в десятый раз спрашиваешь.

Черноволосый мужчина начал торопливо закатывать рукава белоснежной рубашки. Закончив, он задумчиво опёрся бедром о маленький столик.

— Третий час, а её всё нет. — Проговорила женщина, оборачиваясь. — Может что-то случилось?

Сухая палочка, под ногой Фэйт, хрустнула. Девушка охнула. И тут же зелёные ветки винограда были резко отдёрнуты в сторону. Глаза Глава не отредактирована Фэйт поражённо расширились. Перед ней, тяжело дыша и сжимая в кулаке зелёные листья, стоял Блейз Забини. Девушка сглотнула. Она не могла опознаться. Это определённо был он, только выглядел слизеринец несколько выше, шире в плечах и... старше. Пугающе старше.

— Забини? — тоненьким от испуга голосом спросила Фэйт.

Загорелые руки мужчины задрожали. Послышались торопливые шаги, и вслед за ними перед слизеринкой появилось покрытое тревожной радостью лицо Гермионы Грейнджер. Пока слизеринка растерянно хлопала глазами, кудрявая гриффиндорка уже бросилась обнимать девушку.

— Она здесь, Блейз! Она вернулась! — отстранившись, Гермиона принялась лихорадочно ощупывать её плечи и руки. — С тобой всё в порядке?! Ты нигде не ранена?!

Фэйт нахмурилась, всматриваясь Глава не отредактирована в повзрослевшее лицо своей подруги.

— Я что же, в будущем? — голос уже отказывался служить девушке, поэтому из горла вырвались нечленораздельные звуки.

И всё-таки её прекрасно поняли.

— Сейчас 22 мая 2015 года, — просветил слизеринку Забини.

Ноги девушки стали ватными, колени подогнулись, но крепкая рука мужчины успела подхватить её оседающее тело.

— Не может быть, — поражённо прошептала Фэйт, переводя полный ужаса взгляд с одного взволнованного лица на другое. — Я должна была просто встретиться с родителями.

Повисла пауза.

— Они перед тобой, — приглушённым от накатывающих слёз голосом проговорила Гермиона. Её карие глаза, будто выискивая ответ или поддержку, вопрошающе рыскали по лицу слизеринки.

— Передо Глава не отредактирована мной... — повторила Фэйт. — О чём ты...

Ей вдруг вспомнилось наставление Дамблдора ничему не удивляться.

Нижняя губа девушки нервно дёрнулась.

— Как это может быть?

Блейз Забини шумно выдохнул:

— Тебя забрали от нас в десять лет. Стёрли память, и определи в приют. А так как в августе тебе исполнилось одиннадцать, ты отправилась в Хогвартс и проучилась там...

— Четыре года... — Закончила за него слизеринка.

— Дамблдор рассказал нам всё, — мягко пояснила Гермиона, поглаживая Фэйт по руке. — Сейчас тебе трудно воспринять реальность. Всё кажется слишком... абсурдным.

Девушка приподняла брови:

— Это не то слово, — буркнула она, с опаской разглядывая двух волшебников. — Всего полчаса назад я сидела Глава не отредактирована на вашей свадьбе, а сейчас вы оказались моими родителями.

Мозг слизеринки готов был взорваться. Ей нужно было время, чтобы обмозговать случившееся, не говоря уже об адаптации.

— Я п-подумаю обо всём... — неуверенно промямлила девушка, вырывая свою ладонь из рук Грейнджер и отступая назад. — А пока, я бы хотела вернуться домой.

— Ты дома, — последовал немного удивлённый ответ Гермионы, и от Фэйт не скрылось, как прищурились синие глаза Блейза.

Такого же цвета, как и как у неё.

О, Мерлин, помоги ей.

Отрицательно покачав головой, слизеринка проговорила уже более уверенно:

— Я имею в виду Малфой Мэнор, — уточнила девушка, не увидев, как Глава не отредактирована подобрался при этих словах её отец. — Я хочу вернуться обратно в Замок. Драко, наверное, ждёт меня.

Карие глаза Гермионы немного расширились. Она закусила губу.

— Конечно, — сквозь зубы проговорил Блейз. — Следуй за мной. Я проведу тебя к камину, — от Фэйт ускользнул красноречивый взгляд, который он бросил на свою взволнованную жену.

Облегченно переведя дух, девушка без задней мысли, быстро зашагала вслед за слизеринцем. Весь её дух воспарил и устремился ввысь. Фантазии уже рисовали возможные картины встречи с любимым в каждой из которых она бросалась к нему в объятия, а он, Драко Малфой, дарил ей нежный поцелуй.

Спуститься на землю ей Глава не отредактирована помог лёгкий толчок в плечо и многозначительный щелчок за спиной. Ещё пара секунд прошла в полной тишине, пока Фэйт недоумённо разглядывала золотистую обивку стен необычайно элегантной светлой комнаты. Два огромных окна, диванчик между ними, двуспальная кровать с противоположной стороны, туалетный столик рядом, но ни малейшего намёка на камин.

— Ты, наверное, ещё не поняла, — послышался сердитый голос Забини по другую сторону двери. — Но тебя не было почти семнадцать лет. Ты действительно думаешь, что он ждёт тебя? Или что всё это время Малфой хранил тебе верность? Если так, то ты глупая дурочка, и будешь сидеть в своей комнате, пока не поумнеешь!

Послышались тяжёлые Глава не отредактирована шаги.

Он ушёл.

Не в силах сдержать дрожь в ослабевших ногах, девушка рухнула на пол. Дышать стало невыносимо тяжело. В горле застрял огромный ком, а грудь и сердце прожгло невыносимым огнём. Скривившись, Фэйт что есть мочи ударила себя кулачком по грудной клетке. Затем ещё раз. Но боль не уходила. Разгораясь огромным пожаром, она изнутри испепеляла девичью душу. Тогда слизеринка застучала сильней и из её горла посыпались неясные хрипы, больше напоминавшие стоны утопающего.

Семнадцать лет...

Её не было семнадцать лет...

Фэйт показалось, что именно эту цифру сейчас выжигала Судьба у неё на груди.

Семнадцать.


* * *

— Это было жестоко, Блейз Глава не отредактирована. — Твердо произнесла Гермиона, выйдя из-за угла.

Проигнорировав упрёк, волшебник, как ни в чём не бывало, продолжил идти в свой кабинет.

— Ты знаешь, что я не согласна с такими методами! — уже кричала женщина. — И если ты не изменишь решение, то я тоже не буду с тобой разговаривать!

Забини остановился лишь на секунду.

— А мне плевать! — прошипел он, и Гермиона вздрогнула, не узнавая собственного мужа. — Я не отдам свою дочь никому!

— Блейз, ты сошёл с ума! Никто не просит отдавать её! Она просто хочет увидеть Драко!

— Пока я жив, он будет последним кого она увидит! — взревел Забини. — Я не лишусь своей дочери Глава не отредактирована, после того как с таким трудом получил её обратно!

Гермиона лишилась дара речи. Блейз же, пыхтя и чертыхаясь, продолжил свой путь.

Проведя ладошкой по лбу, волшебница устало прислонилась к завешанной картинами стене.

Она знала, что нужно было сделать.

Усмехнувшись, Гермиона быстрым шагом направилась в свой рабочий кабинет. Подготовив бумагу, перо и чернила, она начала писать одно из самых коротких в своей жизни писем.

* * *

Прошло немало времени, прежде чем Фэйт успокоилась. Подобрав под себя ноги и прислонившись к мягкой спинке дивана, девушка наблюдала сначала за маленькими птичками, перепрыгивающими с ветки на ветку. Затем за игрой ветра с высокими Глава не отредактирована травинками на лугу, которые он, прогибая, зачёсывал то в одну то в другую сторону и, наконец, за дивным закатом, на прекрасных полях.

Дверь не открывалась. Полсотни позорных и абсолютно бесполезных взмахов палочки над замком, заставили слизеринку смириться с неизбежным заточением. Другая дверь рядом вела в ванную комнату, и Фэйт мысленно порадовалась за своих мучителей. Им даже не придётся выгуливать свою собачку по нужде!

Чувствуя себя подавленной и беззащитной, девушка, хлюпая носом, спрятала опухшее от слёз лицо в ладошках.

У Драко были другие женщины?

Семнадцать лет — долгий срок. Не исключено, что это могло быть правдой.

Но чтобы он не ждал её Глава не отредактирована?

В это Фэйт поверить не могла.

Покачав головой, она представила себе слизеринца... с другой. Губы девушки вновь задрожали. Как же так? Почему она вновь застряла в очередной суровой реальности? Как ей теперь встретиться с Малфоем? Хотел ли он её видеть? Действительно ли ждал, или годы изменили юношу? Хотя нет. Теперь он был взрослым мужчиной. По её подсчётам Драко было тридцать четыре года.

Помоги ей, Мерлин!

Конечно, он и думать не думал о мелкой, вечно плачущей и распускающей сопли девчонке! Ужас сковал её трепещущее сердце, когда Фэйт убедилась окончательно и бесповоротно, что она потеряла всё. Опять.

Прошла целая вечность Глава не отредактирована, а точнее всего час, прежде чем дверь в её комнату приоткрылась, и Гермиона, с улыбкой на немного озабоченном лице, присоединилась к девушке.

Продолжая бесцельно блуждать взглядом по ярко алой линии горизонта, Фэйт едва взглянула в её сторону.

— Я подумала, — услышала девушка нерешительный голос Гермионы, — что тебе не помешала бы компания.

Слизеринка медленно повернула голову. На языке вертелся десяток язвительных фраз, каждая из которых непременно уколола бы её мать в самое сердце, но Фэйт промолчала. Что-то в лице повзрослевшей подруги подсказало девушке, что сложившаяся ситуация была ей столь же неприятна.

— Долго мне здесь сидеть? — спросила слизеринка.

Гермиона тяжело вздохнула.

— Я надеюсь Глава не отредактирована, что нет, но точно сказать не могу, — честно призналась волшебница, присаживаясь на другой конец диванчика. Только сейчас Фэйт заметила, что она пришла не с пустыми руками, а с двумя широкими обтянутыми толстой кожей альбомами.

— Я полагаю, что у Блейза обнаружился редкий комплекс ревнивого папаши, — слизеринка удивлённо приподняла тёмные брови. — Скорее всего, сейчас он поступает так, как хотел бы поступить шесть лет назад, когда Дамблдор явился в наш дом чтобы забрать тебя.

Фэйт удивлённо захлопала глазами и Гермиона пояснила, не скрывая раздражение в адрес мужа:

— Он закрыл тебя здесь, а сам сидит довольный и счастливый в своём кабинете, распивая дорогой Глава не отредактирована коньяк и напевая весёлую песенку, — гриффиндорка нахмурилась. — По его мнению, всё, несомненно, вернулось на свои места. И он счастлив, зная, что ты сидишь у себя в комнате, под его защитой, и никто кроме нас не может к тебе зайти.

— Но это бред! Он сошёл с ума! — воскликнула Фэйт, яростно сверкая глазами.

Губы миссис Забини растянулись в улыбке.

— Так и есть, — подтвердила она. — Твой отец сошёл с ума от счастья. Дай ему время, Фэйт и ни в коем случае не упоминай имя Драко Малфоя в его присутствии, — слизеринка недовольно нахмурилась. — Если конечно ты не хочешь просидеть в этой комнате целую вечность Глава не отредактирована.

Устало потерев глаза, девушка не стала спорить.

Ёрзая на месте, её мать продолжила, выдержав неловкую паузу:

— Я понимаю, что сейчас всё кажется тебе необычным и странным. И чтобы свыкнуться с новой жизнью потребуется очень много времени. — Женщина явно переживала, нервно сжимая альбомы в руках. — Тем не менее, я надеюсь, что ты сможешь принять мои чувства. — Она судорожно вздохнула. — Ведь я люблю тебя, Фэйт. Я не прошу называть меня мамой, так как знаю, что тебе неловко. Думаю, мы остановимся просто на варианте Гермиона и Блейз. Как тебе такое решение?

Слизеринка благодарно улыбнулась:

— Первое время... было бы не Глава не отредактирована плохо...

Волшебница кивнула, и напряжённые черты её лица немного расслабились.

— Я принесла фотографии. Не хочешь взглянуть?

Озорные искорки зажглись в её карих глазах и Фэйт против воли заинтересовалась. Придвинувшись ближе, она поудобней устроилась рядом с матерью, вежливо поблагодарив её за подставленную под спину подушечку.

Гермиона с улыбкой положила на колени девушки увесистый альбом.

— Все фотографии расставлены мной в хронологическом порядке, — пояснила волшебница, когда Фэйт открыла первую страницу. — Это было снято в больнице Святого Мунго, на следующий день после того как ты родилась. Я здесь выгляжу уставшей, а Блейз был слишком испуган, чтобы улыбаться. Но мы, несомненно, счастливы.

По мнению слизеринки Забини Глава не отредактирована на этой фотографии выглядел не сильно испуганным, а лишь болезненно бледным.

— А это ты, — Гермиона пальцем указала на светлый свёрток на руках у молодой кудрявой Грейнджер.

— Да, я поняла, — ответила девушка, переворачивая страницу и подмечая, что на каждый разворот гриффиндорка прикрепляла лишь одну живую картинку, а на листе рядом, аккуратным почерком выводила разные интересные факты.

Так на следующей фотографии была одна маленькая Фэйт, беззубая, но улыбающаяся. А рядом стояла подпись: «Фэйт Забини. 6 месяцев отроду. Первая попытка улыбнуться маме и папе. Блейз от счастья чуть не упал в обморок. Опять». Ниже нервным и размашистым почерком было приписано: «Твоя Глава не отредактирована мать всё сочиняет. Верь папе».

Слизеринка улыбнулась. Они любили её. Девушка поняла это, раз за разом перелистывая страницы, на каждой из которых были запечатлены сотни счастливых моментов её жизни с родителями.

Закусив губу, слизеринка приглушённо спросила:

— Почему я не помню ничего из этого? — она указала на одну из многочисленных фотографий, где маленькая Фэйт была старше восьми лет.

— Блейз, вытер твою память, — грустно ответила Гермиона. — Именно поэтому, когда я напала на тебя в Хогвартсе и залезла в твои воспоминания, я наткнулась на пустоту. Он был вынужден это сделать, чтобы обезопасить тебя. Как сказал Дамблдор, нельзя было допустить ни малейшего промаха.

— Понятно, — сухо Глава не отредактирована ответила девушка, начиная уставать от огромного количества информации.

— Есть ещё один альбом, — Гермиона улыбнулась. — Блейз не знает о нём. Я сделала его специально для тебя. Думаю, ты захочешь посмотреть его одна. — Мягко похлопав девушку по коленке, волшебница встала. — Я пришлю эльфа с едой. Если я понадоблюсь, скажи Винки и она меня позовёт.

С этими словами Гермиона оставила слизеринку одну.

Нахмурившись, Фэйт потянулась к аккуратному, на вид новому альбому в коричневом переплёте. По острым необшарпанным углам девушке было сразу видно, что его открывали не часто и наверняка лишь с целью прикрепить новую фотографию. Съедаемая любопытством, слизеринка открыла альбом и едва не Глава не отредактирована выронила его из рук. Из каждой страницы на неё смотрели любимые серые глаза, в которых горели весёлые смешинки. Вот двухлетняя Фэйт в новом розовом платьице сидит на коленях у высокомерного блондина, который пытается удержать юркую девочку от побега. Вот она с криком тянет Малфоя за светлые волосы. Показывает ему язык. Обнимает за шею и кусает за ухо. Пинает в голень. Отказывается от подарка. Зажимает нос, от того что ей не нравился присущий молодому мужчине свежий цитрусовый запах. И весело смеётся, облив его соком. Пожалуй, это была единственная фотография, где Драко не улыбался. Его штормовые глаза горели знакомой девушке Глава не отредактирована злостью, и он даже попытался поймать пятилетнюю лохматую девчушку. Взрослая Фэйт даже заморгала от удивления. Он ведь не собирался её шлёпать? Определённо собирался. Слизеринка улыбнулась. Ей стало интересно, осуществил ли Малфой своё намерение.

Фотографий оказалось на много больше, чем в предыдущем альбоме. Некоторые даже вываливались из кармашков, потому что их количество превышало приемлемое. Девушке с трудом верилось в то, что она видела. Оказывается, она полжизни провела рядом с любимым и даже не помнила об этом. Перелистнув очередную страницу, Фэйт наткнулась на лист бумаги, где Гермиона разборчивым почерком прописала следующее: «Блейз не возражал против прихода Малфоя лишь по той простой Глава не отредактирована причине, что ты явно не испытывала к юноше симпатию. Думаю, его радовали твои издевательства над Драко. Это льстило его самолюбию».

Да и именно сейчас её отец, наговорив ей гадостей, утешал себя тем же. Однако в душе девушки всё переменилось. Она нежно провела пальчиками по очередной красочной фотографии, где Драко с десятилетней Фэйт, склонившись над толстой книгой, что-то оживлённо обсуждали. Выглядел молодой волшебник опрятно и ухожено. Зачёсанные назад светлые волосы то и дело падали ему на лоб, и мужчина каждую минуту откидывал их назад. Его губы едва шевелились, когда он рассказывал ей что-то интересное. Знал ли Драко, что Глава не отредактирована она всё забудет? Если да, то зачем тратил на неё столько времени, причём абсолютно зря? Или же он так не считал? Синие глаза слизеринки наполнились слезами. Как бы она хотела увидеть его снова. Провести ладошкой по шероховатой щеке. Прижаться к горячей груди. Вдохнуть знакомый, возбуждающий запах его тела.

Прижав альбом к груди, она жалобно всхлипнула, от щемящей боли в сердце и лишь позднее заметила упавшую на персиковый ковёр фотографию. На обратной стороне была приписана следующая надпись: «Фэйт Забини. 10 лет 11 месяцев. Последний вечер перед расставанием». Печальные лица родителей, пытавшиеся изобразить на лице некое подобии улыбки, тисками сжали девичье сердце. Лишь ободряюще Глава не отредактирована опустившаяся на плечо Блейза рука Малфоя, высказала сочувствие супружеской паре. Лицо же светловолосого слизеринца словно окаменело. Взгляд потух. Но одинаковая безнадёжность в глазах троих волшебников, была лишь скупым отблеском по сравнению с яркой, вселяющей надежду, верой в их глазах. Маленькая Фэйт Забини на этой фотографии широко улыбалась и всё время задирала голову, чтобы взглянуть на стоявшего позади Драко Малфоя. Она даже не представляла, как измениться её жизнь через каких-то несколько часов.

Вернув фотографию на место, погружённая в мысли девушка не заметила горячего ужина на столе, как и симпатичной, одетой голубенькое платьице, эльфийки рядом. Ей хотелось лишь Глава не отредактирована уснуть. Крепко и надолго.

Проснувшись на следующий день, девушка первым долгом попробовала открыть дверь, но та, как и раньше, не поддавала ни на одно заклинание. Тогда она решила не стесняться и, искупавшись в широкой ванне, выбрала из огромного гардероба светло-лимонное платье с рукавами-воланами. По правде говоря, количество нарядов слегка шокировало слизеринку, но не смотря на соблазн, она оделась в самое простенькое и менее вычурное. Убедившись, что кудрявые волосы аккуратно уложены, Фэйт села завтракать. Та же эльф-домовёнок появилась в её комнате с огромным, полным всякими яствами подносом и, пожелав приятного аппетита, удалилась. Девушка даже не сомневалась, что она Глава не отредактирована в мельчайших подробностях доложит обо всём Блейзу. Что было слизеринке на руку. Обдумывая как ей выбраться, Фэйт пришла к единственному возможному решению. Она должна была выглядеть довольной, уверенной и красивой. Чтобы у её нового отца не осталось сомнений, по поводу того, что девушка смирилась со своей участью. А там и недалеко до камина. Кому как ни ей не знать о побегах.

Но дни шли, а ситуация не менялась. Гермиона появлялась каждый день и регулярно проводила с девушкой несколько часов, принося ей свежие газеты, а также стопки старых изданий, которые гриффиндорка собирала много лет как раз для этого случая. По её Глава не отредактирована довольному лицу, Фэйт поняла, что женщину радовал внешний вид дочери. Видимо они рассчитывали, что слизеринка устроит бойкот и объявит голодовку? Девушка хмыкнула. Не на ту напали. Она ела вдвое больше обычного и каждый день рассматривала в туалете свою грудь в надежде, что та увеличилась хоть на дюйм. Смирившись с мыслью, что у Драко вполне возможно были другие женщины, Фэйт вознамерилась отвоевать своего мужчину. И в первую очередь нужно было избавиться от своей отвратительной худобы. Сдаваться она не собиралась.

Листая газеты и изредка натыкаясь на заметки о семье Малфоев, девушка жадно поглощала каждую статью. Она узнала, что Нарцисса Малфой Глава не отредактирована родила девочку, которую назвали Принц Малфой. Весьма странное имя для мальчика, не говоря уж о девочке. Рита Скиттер с изощрённым удовольствием коверкала имя, называя ребёнка то«принцессой-лягушкой» , то «принцессой-змеёй» . Последняя статья была о возможном браке Принц Малфой с наследником рода Блэков, вследствие чего девочку спокойно можно было бы назвать «Чёрным Принцом». После этого абсолютно все статьи Риты Скиттер просто исчезли из публикации. Чему надо полагать посодействовал Люциус Малфой, досрочно освобождённый за примерное поведение из-под домашнего ареста. Шутка явно пришлась ему не по вкусу.

Также много колонок было посвящено всё тому же Сириусу Блэку. Он Глава не отредактирована, по-видимому, теперь считался одним из самых завидных женихов. Во всяком случае, о том говорили выведенные ниже проценты, после опроса волшебниц.

Хогвартс полностью отстроили спустя два года, после «Победы в Великой Войне». Учеников снова вернули в родные стены, а семья Малфоев смогла, наконец, перевести дух. Хотя судя по написанному, Люциуса Малфоя до сих пор осаждали совы с письмами о просьбе открыть собственную школу. Это вынудило хозяина Замка дать пресс-интервью и объявить всему магическому сообществу, что он «не видит себя в образовательной сфере».

Касательно образования, Фэйт также вычитала много интересного. Оказывается Гермиона Грейнджер вошла в историю не только как волшебница Глава не отредактирована, которая вынудила министра магии подписать «Указ об Освобождении Всех Домовиков» и начисление им минимальной платы за работу. Она так же была первой, кто открыл единственный в мире детский сад для юных волшебников от двух до шести лет, с подготовительной дошкольной группой, в которую мог записаться каждый ребёнок от семи до одиннадцати. Это звучало сногсшибающе.

Гермиона не скрывала своей любви к работе и детям. Ежёдневно женщина делилась с ней абсолютно всеми свежими новостями и рассказывала много смешных шуток. Почти все они были про детей и их неконтролируемые вспышки магии, которые иногда несли за собой весьма интересные происшествия. Слизеринка гадала, почему её Глава не отредактирована родители не завели второго ребёнка, на что Гермиона ответила вялой полуулыбкой и объяснила, что последние годы они были слишком озабочены судьбой Фэйт, чтобы думать о других детях. Слизеринка лишь приподняла тёмные брови, намекнув на то, что вскоре им представится шанс исправить столь плачевное положение.

В одной из таких откровенных бесед, Гермиона ненароком поинтересовалась о самочувствии Фэйт, и так девушка узнала, что родилась с врождённой аномалией лёгких, вызывающей приступы астмы. Раз в пять лет ей ставили укол, который на последующие годы снимал симптомы удушья. Всё действительно становилось понятней. Первый укол ей поставили, когда она родилась. Второй в пять лет Глава не отредактирована. Третий соответственно перед её перемещением во времени, когда ей было десять. Именно поэтому, живя с сёмьёй Линделл, девушке приходилось пользоваться ингалятором. На тот момент срок действия лекарства истёк, а спустя ещё некоторое время мадам Помфри избавила ей от тягот. Теперь ей всё стало ясно.

Так пролетела неделя. Затем невыносимо медленно потянулась другая. Слизеринка начала задумываться, а не противоречило ли её пленение законам магического мира. И какое наказание могло быть предписано упрямому отцу, который отказывался идти на контакт и освободить свою дочь. В один из таких дней, когда Фэйт злобно перебирала возможные и неминуемые варианты мести, Гермиона вновь появилась в её комнате Глава не отредактирована. На этот раз она принесла с собой несколько книг. «Новая история магии» привлекла внимание слизеринки именем автора, — Гермиона З. Грейнджер. Интересно, как отнёсся Блейз к тому, что его фамилию сведи до «З.». Поразмыслив, Фэйт не удержалась и спросила.

— О-о-о, он был в ярости, — радостно объявила женщина, углубляясь в воспоминания. — Сначала пригрозил убить моего редактора, затем выяснил, что за всё отвечал издатель и отправился «надрать ему зад». Там он узнал, что книга разошлась полумиллионным тиражом, и мне пришлось вызвать Малфоя, чтобы он его унял.

Фэйт закусила губу.

— Значит, они общаются? — не удержалась от вопроса девушка, отводя глаза Глава не отредактирована.

Главное быть ненавязчивой. Потянувшись к подносу, слизеринка запихнула в рот маленький пончик с шоколадом и начала медленно пережевывать.

— Конечно. — Ответила миссис Забини, и добавила с лукавыми искорками в глазах. — Они ведь лучшие друзья.

Кажется, волшебница догадывалась о желании Фэйт поговорить о Драко. И поэтому продолжила совершенно непринуждённо:

— Он частый гость в этом доме и как раз заходил сегодня утром по делам, — прикусив язык, Фэйт едва сдержала рвавшиеся с языка вопросы. — У него общее дело с твоим отцом. Я как раз вынуждена была отлучиться по работе, поэтому мы разминулись.

— Он знает, что я здесь? — не выдержала слизеринка.

— Не думаю, — честно ответила Глава не отредактирована волшебница.

Девушка погрустнела. Порхавшие по книге пальцы задрожали.

— Он хоть спрашивал обо мне?

— Я сожалею, Фэйт, но меня не было при их разговоре.

Далее беседа не сложилась. Слизеринка всё время жевала, а Гермиона вскоре поняла, что её компания не радовала дочь. Оставив Фэйт наедине с мыслями, женщина вышла в коридор. Прислонившись разгорячённым лбом к прохладной стене, она мысленно призвала Леди Забини, появиться как можно скорее.


* * *

К концу третей недели Фэйт одолела депрессия. Она по прежнему не отказывала себе в еде и даже стала подозревать, что набрала пару килограммов. Это, пожалуй, было единственным утешением.
Блейз Забини появился в её Глава не отредактирована комнате всего раз. Это произошло утром, когда она как раз дочитала статью в Ежедневном Пророке, посвящённую недавнему рауту волшебников. На чёрно-белой фотографии красовался Драко Малфой собственной персоной, одетый с иголочки, по правую руку от которого, ослепительно сияла некая Астория Гринграсс. Белокурая, миниатюрная женщина с великолепной грудью напоказ, пробудила в душе слизеринки злобу и чёрную ревность. Дочитав статью, Фэйт с пренеприятным чувством узнала, что в тот субботний вечер они были самой прекрасной на балу парой. Тот факт, что Драко Малфой не лишал себя никаких удовольствий, в то время как она оставалась взаперти, вывело девушку из себя. Поэтому появление собственного Глава не отредактирована отца никак не скрасило её настроения. Скорее наоборот. Наставив на него волшебную палочку, Фэйт с яростной решимостью кричала и ругалась, выкрикивая заклинания, пока не лишилась своего последнего оружия. Тогда она упала на пол и навзрыд закричала от бессилия и гнева, разбив в комнате абсолютно все стеклянные предметы. Позднее девушка припомнила, что Забини пытался ей что-то сказать, может быть даже утешить, но после поднявшего на уши весь дом крика, мужчина вынужден был удалиться. Комната оказалась полностью искореженной осколками ваз, двух зеркал и оставшейся посуды. Появившийся после Блейза всё тот же домовик, наспех привёл всё в порядок и поспешил исчезнуть.

Фэйт Глава не отредактирована же съедала тоска, ревность, неуверенность в себе и бессилие.

Дни шли, а она удалялась от Драко всё дальше и дальше.

— Значит, вы держите мою внучку взаперти?! — послышался звонкий женский голос из коридора, спустя три дня после неудачной попытки Блейза поговорить с дочерью. — С дороги! Я всё равно пройду к ней! Какая наглость!

В тот момент Фэйт и не подозревала, что свобода близка. Ведь маленькая, ростом с ребёнка женщина, с такими же кудрявыми чёрными волосами и сияющими бездонной синевой глазами искушённой соблазнительницы, никак не походила на волшебницу способную противостоять Блейзу Забини. Однако она прекрасно владела тростью, и ловко Глава не отредактирована добивалась нужного, отбивая ритм на спине у сына, чему Фэйт стала свидетельницей, когда парочка вломились в её комнату.

Стуча по его спине длинной узкой палкой, волшебница не прекращала и словесной атаки:

— Я не разговаривала с тобой шесть лет! Ты хочешь, чтобы я ещё столько же игнорировала твоё существование?! Пожалуйста! — стук по спине. — На здоровье! — ещё один удар.

— Наглый!

Хрясь!

— Заносчивый!

Хрясь! Хрясь!

— Негодный мальчишка!

Хрясь! Хрясь! Хрясь!

Сцепив зубы, Блейз Забини стойко выдерживал каждый удар и его спина не прогнулась. Ни разу.

Тут в комнату влетела Гермиона:

— О Боже, Леди Забини! Перестаньте! — закричала молодая женщина, пытаясь остановить разозлённую пожилую волшебницу Глава не отредактирована.

— Это ты виновата! — тонкий маленький палец ткнул гриффиндорку в плечо. — Ты позволила это безобразие! Ты разбаловала моего сына, и он творит, что пожелает!

Хрупкая рука с тростью взметнулась в воздух, но так и не коснулась спины Гермионы. Фэйт поразилась, с какой яростью, Блейз перехватил палку. Пальцы его побелели. Вены на оголённом предплечье вздулись. Лицо потемнело.

— Не смей поднимать руку на мою жену! — сквозь зубы выцедил волшебник, одним махом отталкивая свою мать в сторону.

Из горла маленькой женщины вырвалось слабое «Ох!». Но она быстро пришла в себя. Хмыкнув, Леди Забини самодовольно выпрямилась и по-королевски ударила тростью об Глава не отредактирована пол. Выглядело это настолько внушительно, что Фэйт даже подскочила.

— Ты! — прикрикнула пожилая волшебница, взмахнув тростью, и глаза Фэйт против воли сошлись на округлом серебряном набалдашнике, прямо у неё перед носом. — Идёшь за мной!

Развернувшись, Леди Забини царственной походкой направилась к выходу, а слизеринка лишь оторопело смотрела, как её длинная, многослойная, шелковая мантия серебристой струйкой увивается за величественной хозяйкой.

— Ты что примёрзла?! Живо за мной!

Вздрогнув, Фэйт, наконец, вышла из ступора. Засеменив следом, девушка бросила неуверенный взгляд на своих родителей. Обняв мужа со спины, Гермиона тёрлась носом о наболевшее место удара. Ладони женщины успокаивающе поглаживали его живот. Повернув голову, она подмигнула дочери левым Глава не отредактирована глазом и Фэйт со спокойным сердцем скрылась в коридоре. Конечно, она переживала за отца. Ведь даже не смотря на то, что они расходились в некоторых взглядах, девушка верила, что он не желал ей зла. Просто с той ситуацией, в которую они попали, каждый справлялся, как мог.

Следуя за хрупкой и маленькой Леди Забини, Фэйт во все глаза рассматривала убранство её нового дома. В прошлый раз она была слишком озабочена мыслями о Драко Малфое, чтобы разглядывать картины и статуи. Теперь же, когда он нашёл себе прекрасную женщину, она тоже решила не отказывать себе в удовольствии брать от жизни всё.

— Садись Глава не отредактирована!

Эта женщина что, всегда только приказывала?

Подавив внутреннее возмущение, Фэйт, тем не менее, села за округлый столик на широком белом балконе второго этажа. Ушастый эльф-домовик тотчас же доставил чай и сладости.

— Итак, — начала волшебница, величественно откидываясь на спинку стула и вновь пристукнув тростью. — На каком факультете ты училась?

Глаза девушки расширились:

— Слизерин.

Тонкие губы Леди Забини расползлись в ослепительной улыбке.

— Очень хорошо. Мне нравиться, что ты выросла во всём похожей на меня! — выдавив кривую улыбку, девушка не стала уверять пожилую даму в обратном. — В твои годы, я тоже была худой и хилой, но это не помешало мне стать Глава не отредактирована первой красавицей.

Заморгав, Фэйт не посмела шелохнуться или заявить, что женщина перед ней и сейчас не была одарена роскошными формами. И всё же она была невероятно красива и ухожена. Чёрные, собранные сзади волосы, украшали тонкие пряди седины по бокам, которые, расползаясь от ровного пробора, больше походили на серебряную корону. Синие глаза, в обрамление густых тёмных ресниц, были ловко подчёркнуты минимумом косметики. Однажды взглянувший в эту синеву, будет помнить их блеск до конца своих дней, настолько притягательным и глубоким был их внутренний свет.

— Мне известно, что ты влюблена в наследника Малфоев, — деловито продолжила колдунья, вперив в неё острый взгляд Глава не отредактирована. — Это так?

— Э-э-э, да... — неуверенно ответила девушка, всё ещё под впечатлением, от своей великолепной бабушки.

— Ладони вверх! — велела та.

— Простите? — не поняла слизеринка.

— Покажи мне свои ладони! — теряя терпение, прикрикнула Леди Забини и тонкая трость опять столкнулась с полом.

Нахмурившись, Фэйт послушно положила на стол свои руки.

— Аха! — с торжеством в голосе воскликнула волшебница, отгибая ноготком кружевную плуперчатку. — Метка! Метка!

— Это всего лишь шрам. Я... — ей не дали закончить.

— Пять лет назад, я имела удовольствие беседовать с молодым наследником Малфоев, и меня весьма заинтересовал факт наличия шрама на его руке и отсутствие жены, — продолжая хмурить брови Глава не отредактирована, Фэйт пыталась понять, о чём речь. — Однако... — Леди Забини довольно улыбнулась. — Теперь всё стало на свои места.

— Я не понимаю... — пробормотала Фэйт, складывая руки на коленях. — Это произошло случайно. У меня был порез, а затем...

— О да, — снова перебила девушку пожилая женщина. Она взмахнула рукой. — У Малфоев это всегда происходит случайно. Но я всё же склонна верить, что случайностей не бывает и на всё воля Судьбы.

Всё ещё не понимая о чём речь, Фэйт устало потёрла надбровные дуги.

— Вы хотите сказать, что этими шрамами мы оказались как-то связаны?

— Как-то? — волшебница расхохоталась. — Да, Малфои спокойно отдадут всё своё Глава не отредактирована золото лишь бы заполучить тебя, дорогуша! — при этих словах её глаза опасно засверкали.

— Но... Почему? — растерялась девушка.

— Они прокляты! — просто ответила Леди Малфой, словно это случалось каждый день, и было обычным делом. — Какое-то древнее проклятие, связанное с серыми глазами по мужской линии. Мне не известны подробности, но я знаю кое-что поважней.

Губы волшебницы вновь растянулись в довольной улыбке.

— Насколько мне известно, мужчины в этой семье могут зачать наследника только от той, которую смогут пометить. А так как в волшебном мире наследником рода считается лишь ребёнок мужского пола, они просто обязаны отдать всё, чтобы заполучить эту девушку. Иначе род Глава не отредактирована Малфоев просто угаснет.

Фэйт с трудом верила в услышанное. Мысленно перелистывая страницы прошлого, девушка вспомнила, с каким трепетом и нежностью Драко поглаживал её ладонь, когда был уверен, что она спит.

Он всё знал.

Тогда почему не рассказал?

Перед глазами слизеринки всплыл внимательный взгляд Нарциссы Малфой ненароком упавший на руку девушки. Высокомерное выражение лица Люциуса и его приподнятые брови, когда он придирчиво разглядывал Фэйт издалека.

Они все знали!

— Ты что же хочешь сказать, что ничего не знала? — рассматривая её озабоченное лицо, спросила Леди Забини.

— Ничего, — шепотом подтвердила Фэйт, опуская голову и рассматривая собственную ладонь.

— Ха! И ты не чувствовала связь Глава не отредактирована? Не замечала никаких странностей?

Девушка задумалась. Была одна вещь, которой Фэйт не могла найти решение. Как Малфою удавалось оказываться рядом в тот самый момент, когда он был ей больше всего нужен? В ночь, когда она пыталась утопиться в ванной. На крыше Астрономической Башни, в день победы над Тёмным Лордом. И наконец, его появление в Литтл Уингинг, сразу после того как приёмные родители не узнали слизеринку.

Словно читая её мысли Леди Забини утвердительно закивала.

— Вот видишь! Драко Малфой, несомненно, в курсе всего, что ты чувствуешь!

Фэйт сглотнула. В её голове возник пугающий вопрос:

— Знает ли он, что я Глава не отредактирована вернулась?

— А как же! — воскликнула пожилая женщина и свитая девушкой утешительная иллюзия затрещала по швам. — Он наверняка почувствовал, что ты снова рядом, ведь...

Фэйт не слышала больше ни слова. Нет, она пыталась быть внимательной, но щемящая боль в сердце по кускам дробила её самоконтроль. Впервые за много недель, слизеринке захотелось вернуться в свою комнату и остаться там навсегда.

Машинально кивая, в ответ на слова своей бабушки, Фэйт дрожащими руками приняла затёртый магический ключ, по её словам «отпирающий все двери». Она не помнила, как попрощалась с пожилой волшебницей или как сама вернулась в свою «золотую клетку». Перед заплывшим от непролитых слёз взором Глава не отредактирована всё время стояло изображение счастливого улыбающегося Драко и его новой пассии.

Он знал, что она вернулась...

Проплакав весь оставшийся день, Фэйт заснула прямо на диване. Мучаясь от беспокойных сновидений, она не услышала, красноречивого хлопка аппарации, как и не почувствовала прикосновение тёплых желанных ладоней к своим щекам, которые ещё долго мягко утирали её слёзы.

Она проснулась лишь спустя несколько часов, чувствуя как сильные руки, подняв слизеринку с дивана, уложили её на кровать. Тёплая, незнакомая ладонь, погладила девушку по голове, и Фэйт приоткрыв сонные глаза, увидела расплывающуюся фигуру Блейза Забини. Своего отца.

— Спи, заноза, — тихо и немного озабоченно произнёс он, и Глава не отредактирована девушка вновь погрузилась в сон.

Больше её никто не тревожил.

* * *


Весь следующий день Фэйт провела в раздумьях сидя перед оком. Проснувшись утром, она первым делом обнаружила на туалетном столике рядом с кроватью свою волшебную палочку. Это убедило слизеринку в том, что приход Блейза не был сном. Теперь она уже не держала на него зла. Её мысли постоянно возвращались к разговору с Леди Забини, а печаль продолжала сковывать блуждающий взор. Тревога оставила слизеринку лишь с наступлением ночи и именно тогда она приняла решение. Только разговор с Драко Малфоем мог помочь ей разобраться во всём и главное понять нуждался ли Глава не отредактирована он в ней, спустя шестнадцать лет.

Повертев в руках серебристый ключик, Фэйт дождалась момента, когда все звуки в поместье стихли, и испробовала его свойства. Дверь действительно открылась после одного поворота ключа в скважине и тем же способом закрылась. Довольно улыбнувшись, слизеринка переоделась в светлую кружевную пижаму и с головой зарылась в одеяла.

Ей снился тревожный сон о Малфое, который гулял по парку с Асторией, не переставая флиртовать с полногрудой соблазнительницей. Затем картинка сменилась на двух огромных сов, которые напали сверху и летели за кричавшей и размахивающей руками девушкой. Сразу после того, как тёмная дорога закончилась обрывом и слизеринка Глава не отредактирована с воплем полетела вниз, Фэйт, проснувшись, подскочила на кровати.

Глубокая ночь ответила ей глубокомысленным молчанием. Судорожно вздохнув, девушка машинально потянулась к манящему теплу рядом, но наткнулась на пустоту и холодные простыни. Сжав пальцы в кулачок, она прижала руку к груди.

Как же ей его не хватало.

Она так соскучилась!

Всхлипнув, Фэйт вздрогнула и вскинула голову. Шорох. Она совершенно точно слышала нехарактерный для её комнаты звук. Всматриваясь в темноту, девушка медленно вытянула волшебную палочку из-под подушки.

— Люмос! — прошептала слизеринка и убедилась, что всё было лишь скупым плодом воспалённого воображения.

Неужели она действительно подумала, что там стоял Драко Малфой?

Вдохнув воздух Глава не отредактирована, Фэйт распознала лёгкие нотки свежего лимона.


Она определённо свихнулась.

Откинувшись на подушки, девушка не мигая, уставилась в потолок.

Завтра.

Она встретиться с ним завтра.

Приняв решение, Фэйт попыталась заснуть, но её одолела бессонница. Крутясь и вертясь в своей постели, она с трудом дождалась нового дня, который показался слизеринке просто немыслимо долгим.

И вот солнце село. Гермиона ушла к себе, а ещё через некоторое время часы пробили десять. Тщетно пытаясь справиться с нервозностью, девушка выбрала из своего гардероба самое тёмное и скромное платье. Чёрный, прикрывающий колени, с глухим воротом и длинными рукавами наряд был под стать её настроению. Собрав Глава не отредактирована волосы в тугой пучок на затылке, Фэйт закрепила их двумя черепаховыми гребнями и была готова.

Выскользнув из комнаты, слизеринка двигалась тихо как тень, изредка останавливаясь и заглядывая в разные комнаты в поисках камина. Помощь пришла неожиданно, в виде ежедневно появлявшейся в её комнате эльфийки. Позднее, Фэйт даже похвалила себя за сообразительность. Ведь подкупив домовика собственными сандалиями, она уже через минуту стояла перед огромным камином в неосвещённой гостиной поместья Забини. Довольная Винки, спрятав в кармане фартука свой «подарок», протянула ей мешочек с летучим порохом.

Зачерпнув пригоршню, Фэйт на ватных ногах вошла в камин. Всё тело девушки покрыла мелкая дрожь, в Глава не отредактирована горле пересохло.

Раздираемая внутренними сомнениями и опасаясь, что передумает, она быстро выкрикнула:

— Замок Малфоев! — и исчезла в зелёных всполохах огня.

От автора: Осталась последняя глава)

Навсегда…


documentaraayov.html
documentarabfzd.html
documentarabnjl.html
documentarabutt.html
documentaracceb.html
Документ Глава не отредактирована