КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ

Известно, каким трудным был процесс налаживания контакта между христианской теологией и античной философией. Это вполне относится и к попыткам заимствовать онтологию для построения христианского учения о бытии. Основным материалом, разумеется, был неоплатонизм, хотя стоический соматизм Тертуллиана свидетельствует о том, сколь широким был диапазон выбора для первых философствующих теологов. Важная и едва ли не главная проблема заключалась в соотнесении трех неоплатонических ипостасей с ведущими теологическими понятиями. Показательно, что решить эту проблему так и не смогли в течение всего средневековья.

Большую работу по сближению античной онтологии с теологией провел Марий Викторин, но его вариант не получил признания из-за слишком пунктуального для теологии КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ следования неоплатонизму. По Викторину, бог-отец есть прабытие (proon), а бог-сын – бытие (on). Это позволяло совместить неоплатонический ум-бытие с Христом как бытием-логосом. Вследствие этого и формула "Исхода" была им отнесена к богу-сыну. Бог-отец, понимаемый как прабытие, может быть назван, по Викторину, и небытием, поскольку он – ничто из налично существующего, но различая сущее (on) и бытие (to einai, esse), являющееся силой и источником существования, Викторин все же приписывает богу esse.

Исключительно важную роль в становлении средневековой онтологии сыграли труды Боэция. И терминологический аппарат, и его понятийные дистинкции стали предметом заимствований и комментариев. Поскольку же КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ Боэций сознательно пытался синтезировать платонизм, аристотелизм и христианскую теологию, его разработки особенно интересны. Характерно его отождествление – нормативное для средних веков – бытия, блага и единства, совпадающих в боге и, как это, видимо, понимал Боэций, тождественных ему. Приведем показательные рассуждения Боэция: "Бог также есть oysia и essentia: ведь он есть, и, более того, – он есть тот, от кого происходит всякое бытие. Он есть oysiosis – subsistentia (существующее), ибо он subsistat (существует), не нуждаясь ни в чем {для того, чтобы существовать}. Он есть также hypostasis, поскольку hyphistatai – является субстанцией". "Когда мы говорим "бог", нам кажется, что мы обозначаем субстанцию, но это такая субстанция, которая КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ выше субстанции; и называя его "справедливым", мы обозначаем качество, но это не акциденция, а такое качество, которое есть субстанция, но и не субстанция, а сверхсубстанция. Ибо о боге нельзя {сказать}, что он, поскольку он есть, есть нечто одно, а поскольку он справедлив – нечто другое. "Быть" и "быть справедливым" для бога одно и то же".

Особенно важен для понимания последующих онтологических построений схоластики трактат Боэция "Quomodo substantiae", или "De Hebdomadibus". Боэций ставит вопрос о том, чем отличаются вещи от бога, если бытие и благо – одно и то же, а бог есть благо как таковое. Он предлагает различать бытие и то КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ, что есть: diversum est esse et id quod est. To, что существует, составлено из частей, к которым оно не сводится. Но для бога – простой субстанции – то, что существует, и то, что есть бытие, – одно и то же. В сотворенных вещах esse – это то, что определяет данную вещь.



У человека, составленного из души и тела, душа есть определяющее начало, она – quo est данного человека как id quod est. Поскольку душа придала бытие телу, она есть его esse. Но, с другой стороны, форма сложной субстанции есть не вся субстанция, а лишь форма целого; сама по себе она не есть. Именно КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ этим отличается от бога все, что не есть бог. Боэций делает вывод: "В {существующих вещах} бытие – это одно, а быть чем-нибудь – другое; и поэтому они могут, конечно, быть благими, но само их бытие ни в коем случае не будет благим". "Первое благо – благо уже потому, что существует, каким бы образом оно ни существовало; ибо оно – только благо и ничто иное. {Вторичное же благо} могло бы, пожалуй, быть благом, даже если бы не происходило от первого; однако быть благим постольку, поскольку оно существует, оно бы не могло. В самом деле, бытие, которое {вещь} получила не от блага, не КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ может само {по себе} быть благим".

УЧЕНИЕ О БЫТИИ АВГУСТИНА БЛАЖЕННОГО

Учение о бытии Августина близко к неоплатонизму. По Августину, все сущее, поскольку оно существует и именно потому, что оно существует, есть благо. Зло не субстанция, а недостаток, порча субстанции, порок и повреждение формы, небытие. Напротив, благо есть субстанция, 'форма', со всеми ее элементами: видом, мерой, числом, порядком. Бог есть источник бытия, чистая форма, наивысшая красота, источник блага. Поддержание бытия мира есть постоянное творение его Богом вновь. Если бы творческая сила Бога прекратилась, мир тотчас же вернулся бы в небытие. Мир один. Признание многих последовательных миров пустая, игра воображений. В КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ мировом порядке всякая вещь имеет свое место. Материя также, имеет свое место в строе целого.

Августин считал достойным познания такие объекты, как Бог и душа: бытие Бога возможно вывести из самосознания человека, т.е. путем умопостижения, а бытие вещей - из обобщения опыта. Он анализировал идею Бога в соотношении с человеком, а человека в отношении к Богу. Он осуществил тончайший анализ жизненного пути человека разработал философскую антропологию. Душа, согласно Августину, нематериальная субстанция, отличная от тела, а не простое свойство тела. Она бессмертна. В учении о происхождении человеческих душ Августинколебался между идеей передачи душ родителями вместе с телом и идеей креационизма творения КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ душ новорожденных Богом.

О бытии: Фома Аквинский

Акт бытия, будучи актом актов и совершенством совершенств, пребывает внутри всякого «сущего» как его сокровенная глубина, как его подлинная действительность.

Каждой вещи существование несравненно более важно, чем её сущность. Единичная вещь существует не благодаря своей сущности, потому что сущность никак не имплицирует (подразумевает) существование, а благодаря сопричастности акту творения, то есть воле Бога.

Мир — совокупность субстанций, зависимых своим существованием от Бога. Только в Боге сущность и существование нераздельны и тождественны.

Фома Аквинский различал два вида существования:

существование самосущностное или безусловное.

существование случайное или зависимое.

Только Бог — подлинное, истинное бытие. Всё остальное существующее в мире обладает КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ не подлинным бытием (даже ангелы, стоящие на высшей ступени в иерархии всех творений). Чем выше стоят «творения», на ступенях иерархии, тем большей автономией и самостоятельностью они обладают.

Бог творит не сущности, чтобы потом заставить их существовать, а существующие субъекты (основания), бытийствующие в соответствии со своей индивидуальной природой (сущностью).

Дунс Скот и Экхарт сосредоточили в своих концепциях как итоги схоластики, так и прообразы будущих онтологических открытий. Многое из того, что приписывают им как нововведение, имеет солидную традицию в схоластике и мистике. Но главное то, что при выдвижении своих идей эти мыслители имели перед собой действительно новые задачи. Скотизм и оккамизм КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ выдвигают восходящую к Аристотелю идею индивидуальности абсолютного бытия, а следовательно, идею его неподчиненности общим законам рациональности.

3. КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В ФИЛОСОФИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ

Важным переходным явлением в процессе рождения новой онтологии была философия Николая Кузанского. Отмечая характерные особенности его онтологии, следует сказать, что источники его теории были в основном платоническими, но Николай был в свою эпоху не единственным мыслителем, черпавшим из этих источников. Однако именно он построил новую систему онтологии, которая уже не укладывалась в собственно теологические рамки.

Николай подчеркивает, что абсолютное бытие, с одной стороны, превосходит человеческое познание, но с другой - непосредственно очевидно. Не будучи постижимым само, оно позволяет КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ постигать все остальное. Бог как абсолютный максимум находится за пределами знания, но знание руководствуется именно этим запредельным. То, что в определенном аспекте бытие открыто человеческому разуму, очевидно и доказуемо: Николай использует для этого онтологический аргумент, выводя понятие самодостоверного бытия из понятия бога как абсолютного единства. Последнее есть обязательное условие любого понятия, так как, сомневаясь и ставя вопросы, мы уже предполагаем положительное содержание категорий: спрашивая, есть ли что-нибудь, предполагаем существование; спрашивая, каково оно, предполагаем качество и т.д. Но предпосылки, остающиеся при всех сомнениях, достоверны.

Декарт, родоначальник рационалистической трактовки понятия бытия, находит субстанциальную основу мысли о бытии в чистом акте КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ самосознания - в "когито". Пресловутый "субъективизм", который приписывается рационализму XVII века западными историками философии, оказывается мифом, если обратить внимание на онтологический смысл знаменитого аргумента Декарта о несомненности самосознания. Ведь в акте "когито" мышление перестает быть субъективностью и не просто имеет бытие своим предметом, но само становится бытием. Хорошо известны прецеденты такой логики в августинизме и платонизме, однако важно заметить, что бытие для Декарта становится как источником метода, так и целью мышления, безусловно достижимой при помощи этого метода: в этом новизна Декарта. То, что ему удалось построить учение о независимых субстанциях идеальности и протяженности - не только шаг к дуализму КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ, но и шаг от онтологического пренебрежения материей, а следовательно, к новому пониманию бытия. Бэкон постулирует противоположный метод: бытие нельзя ухватить в абстрактном понятии.

Тем не менее,от Бэкона до Беркли - через Гоббса и Локка - проходит линия, которая завершается в концепции Юма, провозгласившего: общее никогда не может быть тождественным бытию, мыслить - значит не быть, быть - значит быть единичным фактическим существованием. Здесь мы видимпарадоксальное сближение эмпирической и рационалистической тенденций, состоящее в выявлении необходимой связи бытия как такового и индивидуальности как таковой. Декарт видел индивидуальность в автономии очевидной мысли, эмпирики - в несводимости факта к идее, но уже отсюда видна возможность диалектического КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ синтеза данных позиций. В этом отношении интересна традиция онтологического аргумента, которая становится в XVII веке способом теоретического осмысления понятия бытия. Положение С. Л. Франка о том, что по своей сущности онтологический аргумент не связан с теологическими задачами и независим от них, хорошо подтверждается материалом новой философии.

По Декарту, принцип универсального сомнения теряет свою силу в той точке, которая является пределом отхода мысли от объективного содержания к собственной субъективности. Именно здесь происходит превращение чистой мысли в бытие: cogito ergo sum. В этой формуле cogito, то есть сознание вообще, оказывается совершенно достоверным феноменом, и прежде всего потому, что явленная в данном акте сознания сущность КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ есть само существование. Декарт подчеркивает, что cogito - это не мысль о бытии, а само бытие. В той мере, в какой содержанием сознания становится оно само, мысль обретает безусловную автономность и реальность. Особенно показательно в этом отношении решение одного из самых мучительных для Декарта сомнений: что, если даже самые очевидные наши идеи - такие, как математические, например, - внушены нам злым духом.

В акте cogito совершенно исключается возможность внушения этой мысли извне, поскольку мы имеем дело с самосознанием, а не с сознанием чего-либо чуждого нашему "я". Даже если допустить, что данная идея нам внушена, сам акт осознания "я КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ" через cogito превратит ее в наше достояние, точнее, в нас самих. Невнушаемость cogito и делает его не просто мыслью, но бытием: sum не есть следствие из посылки, а обнаружение бытия как такового, хотя и ограниченного нашим "я". Отсюда понятно, почему следующий шаг рассуждений Декарта выводит из ограниченного бытия не какие-либо иные типы ограниченности, а безграничное бытие. Понятие безграничного бытия в известном смысле первичнее.

В самосознании открывается необходимость именно бесконечного бытия, но негативным образом, через ощущение неполноты существования "я"том отношении с Декартом. Декарт к понятию "бог" мог добавить и добавлял синонимы "субстанция", "причина себя", но не мог поставить в этот КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ же ряд слово "природа". Для Спинозы бог как субстанция - это творящая сила, тождественная себе в конечном счете во всех творениях. Поэтому в его системе бытие присутствует во всей полноте в любой точке универсума. Для Декарта небытия нет, поскольку все - лишь различные уровни бытия. Для Спинозы небытия нет, ибо везде - одно и то же бытие. Если, по Декарту, совпадение мысли и чистого бытия в самосознании -единственный момент тождества субъективного и объективного, а в другом аспекте - творящего и сотворенного, то, по Спинозе, любая идея совершенно реализует принцип тождества бытия и мышления. Все, что по сущности является идеей, уже тем самым КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ существует. Поэтому ложных идей не бывает. Здесь особенно наглядно заметна разница онтологических установок Декарта и Спинозы. С точки зрения Декарта, идеи сами по себе также не могут быть ложными, но источником лжи выступает прежде всего воля, которая принципиально отлична от мышления; по Спинозе же, источник лжи - неполнота истины, незавершенность той или иной сущности. Сама воля для него - ущербная идея. Следовательно, бесконечное бытие есть результат плавного перерастания неполных сущностей в полноту абсолютного разума.

В философии Лейбница рационализм получает синтетический итог своих поисков концепции бытия. Лейбниц ясно осознал характер дилеммы, сложившейся еще в средневековых спорах о сущности и существовании, а в новой КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ философии получившей теоретически законченную форму: необходимо было или доказать способность сущности к порождению из своей идеальности реального бытия, или объяснить, что добавляется к сущности, когда она становится существующей. Оба варианта влекли за собой следствия, меняющие в зависимости от их выбора весь строй систем. Лейбниц ухитряется совместить противоположности и указать на пути осуществления синтеза.

С одной стороны, он признает выводимость существования из сущности. "Все возможное требует существования... а потому существовало бы, если бы не препятствовало другое (возможное}, которое также требует существования и несовместимо с первым. Отсюда следует, что в любом случае осуществляется такая комбинация вещей, в которой существует наибольшее их КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ число". "Реальное определение существования состоит в том, что существует наиболее совершенное из всего, что может существовать, то есть то, что содержит в себе больше сущности". Стоит допустить, поясняет Лейбниц, что нечто существует, и тогда или все будет существовать, причем возможное, то есть сущность, совпадет с существованием, или нечто будет существовать, а нечто - нет. В последнем случае надо будет указать основание различия, а поскольку существование одинаковым образом относится к сущностям, различие надо искать в сущностях, то есть в их степенях. Если же допустить, что сущности не стремятся к существованию, то тогда вообще ничего не существовало бы.

С другой стороны, способ выведения КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ существования из сущности через понятие стремления к существованию вводил новый мотив в проблему бытия. Сущность становилась живым центром активности, весьма непохожим на традиционную возможность-идеальность. Существование становилось положительной ценностью, отличающейся от формальнойэкзистенции единичного предмета. В результате у Лейбница складывается концепция существования как наилучшего мира, в котором только те сущности вступают в сферу бытия, которые в себе несут наибольшую меру сущности и совмещаются с наибольшим числом других сущностей. Г. Г. Майоров выделяет в качестве двух ведущих принципов онтологии Лейбница "императив сущности" и "императив существования": "Существующий мир... должен удовлетворять двум априорным требованиям: он должен быть и наипростейшим в КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ его гипотезах (то есть в его законах), и наиболее богатым в явлениях". "Императив сущности" требует наименьших средств, "императив существования" - наиполнейшей реализации возможностей.

Лейбниц не ограничивается гармонизацией сущности и существования. Остановись он только на этом, его онтология отличалась бы от спинозистской лишь деталями. Лейбниц считает необходимым ввести третий элемент реализации бытия - божественную волю. Само существование бога уже является основанием преимущества бытия перед небытием. Воля же его оказывается источником существования, к которому сущность лишь стремится, не будучи в силах самостоятельно достичь бытия. Сила и благо, исходящие от бога, не тождественны необходимости; бог свободно творит и свободно сохраняет тварное бытие, но это не произвол, так КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ как выбор творимой сущности основан на принципе наилучшего, который соответствует всеблагости бога.

Эмпирическое направление новой философии, несмотря на противоположные рационализму исходные посылки, во многом пришло к аналогичным результатам. Показательна в этом отношении концепция Локка. Учение о происхождении знаний резко отличает его от декартовской школы. Но уже вопрос о субстанции заставляет задуматься об определенного рода общности. Анализируя понятие субстанции, Локк приходит к выводу, что мы не можем представить простые идеи существующими (subsist) самостоятельно, а потому предполагаем некоторый субстрат, в котором они существуют и из которого выделяются, и называем его субстанцией.

Идея субстанции не обладает ясностью и простотой, то есть она КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ не является непосредственной данностью; к тому же мы, как правило, субстантивируем то, что Локк называет силами, а именно способы действия, связанные с теми или иными простыми идеями. Из анализа Локка следует не только то, что субстанции не суть явления (хотя и с этим рационализм мог бы согласиться), но и то, что непосредственные данности не могут исчерпать всех возможностей бытия: они не обладают субсидирующей способностью и являются лишь экзистенциями.

ФИЛОСОФИЯ МАРТИНА ХАЙДЕГГЕРА

Свою задачу как философа М. Хайдеггер видел в том, чтобы по-новому обосновать учение о сущности и смысле бытия. Для достижения этой цели он стремился отыскать КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ возможности повышения адекватности передачи своих мыслей средствами языка. Его усилия направлены на передачу тончайших оттенков смысла за счет максимального использования содержания философских терминов.

М. Хайдеггер стремится выявить те основополагающие установки мышления европейцев, которые породили нежелательное состояние всей европейской цивилизации. Важнейшая из этих установок, по мнению философа, предлагала ориентироваться на преодоление той мыслительной культуры, которая уже насчитывает 300 лет. Именно она завела Европу в тупик, и из него надо искать выход, вслушиваясь в шепот бытия.

Главное внимание в философии М. Хайдеггера придается анализу смысла категории бытия, которая им наполняется своеобразным содержанием. По его мнению, “бытие от раннего начала западноевропейской мысли до КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ сего дня значит то же, что присутствие. Из присутствия, присутствования звучит настоящее. Последнее, согласно расхожему представлению, образует с прошлым и будущим характеристику времени. Бытие как присутствие определяется временем”. Иными словами, бытие у Хайдеггера — это существование вещей во времени, или экзистенция.

Основным моментом осмысления всего сущего является, по Хайдеггеру, человеческое существование. Бытие человека мыслитель обозначает термином “dasein”, порывая с философской традицией, в которой этот термин обозначает “наличное бытие”, “сущее”. У Хайдеггера, по мнению исследователей его творчества, “dasein” означает скорее бытие сознания. Родоначальник немецкого экзистенциализма подчеркивает, что только человек знает о своей смертности и только ему известна временность своего существования. Благодаря этому он способен КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ осознать свое бытие.

Следует заметить, что размышляя о метафизике, Хайдеггер интерпретирует ее по-своему, и эта интерпретация отличается от традиционного понимания метафизики, которая часто рассматривалась как синоним философии вообще или как синоним философии, игнорирующей диалектику. По его мнению, вся философия Нового времени представляет собой метафизику субъективности. Причем эта метафизика представляет собой подлинный нигилизм. Мыслитель считал, что философия приводит в движение метафизику, но последняя является корнями дерева философии. Хайдеггер считал, что в нашу эпоху прежняя метафизика, ставшая синонимом нигилизма, завершает свою историю. Доказывает это, по егомнению, превращение философии в антропологию. Причем, “сделавшись антропологией, сама философия гибнет от КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ метафизики”.

Касаясь философии истории Хайдеггера, надо учитывать, что, по его мнению, “последовательность эпох, вмещаемых бытием, и не случайна, и не может быть вычислена как неизбежная”. Мыслитель считал, что люди не могут ускорить приход грядущего, но они могут увидеть его, только надо научиться спрашивать и вслушиваться в бытие. И тогда новый мир сам придет незаметно. Этот мир будет руководствоваться, по Хайдеггеру, “чутьем”, т. е. подчинением “всех возможных устремлений цельной задаче планирования”, а недочеловечество станет сверхчеловечеством.

В освещении вопросов постижения бытия и установления истины, рассматриваемых в работе “О сущности истины”, М. Хайдеггер исходил из того, что обыденный человеческий рассудок, благодаря мышлению, выступает средством КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ движения к истине. Но что такое истинное? По Хайдеггеру, “истинное — это действительное”. Философ пишет: “Истинным мы называем не только сущее, но истинным или ложным мы называем прежде всего наши высказывания о сущем”.

ФИЛОСОФИЯ САРТА

2 вида бытия – бытие-в-себе, заменяющее объективную действительность, и бытие-для-себя, тождественной человеческой реальности, т.е. сознанию, и объединяющее их ничто.

Человек по Сарту обречен быть свободным. Это означает, что свобода превращается в мучительную необходимость, т.е. свою противоположность. Свобода трактуется не как свобода действия, а как свобода либо выбор, было отношения к миру. Узник или раб тоже могут быть свободными, если осознают свое КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ положение и невозможность его изменить.

Но если чел обречен быть свободным, то, что бы он ни делал, все будет правильно. В рез-те получается, что ему нечего выбирать, любой его выбор равноценен, значит, в конечном счете, лишен смысла.

Человек или целиком свободен, или его нет вовсе. Это сущность чел. поведения. Каждый вынужден изобретать для себя свой закон, выбирать свою мораль.

У Сартра “безрассудочному молчанию мира” и “бунту человека” против него соответствует “бытие-в-себе”, “бытие-для-себя”.

Онтология Сартра строится на противопоставлении двух основных категорий, равнозначных "Я" и "не-Я".

Категория "бытие - в - себе" равнозначна "не-Я". Бытие-в КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ-себе есть абсолютная пассивность. "Было бы лишено всякого смысла спрашивать, - пишет Сартр, - каким было бытие до появления "для-себя". Эти две категории, две полярности у Сартра отнюдь не равнозначны. Бытие-в-себе остается в системе темным фоном, на котором существует и действует одно лишь для-себя-бытие, единственный источник качественного многообразия и носитель жизни и движения.

Бытие-для-себя Сартра динамично. При этом всякая действенность, активность, инициатива, всякое творческое, созидательное начало вообще понимается Сартром как отрицание, негативность. Диалектика, как ее понимает Сартр, есть всецело негативная диалектика. Она воплощается в отрицании, аннигиляции. Сартр пишет: "Человек есть существо, благодаря которому в мир приходит КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ отрицательность". И эта способность отрицания всего данного, в том числе и себя самого как данного, образует содержание для-себя-бытия, всего человеческого существования.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Кризис онтологизма в буржуазной философии XIX века подвел естественную черту под развитием периода, условно обозначенного здесь как классический. Поэтому можно попытаться обобщить содержание, которое явилось теоретическим вкладом данной традиции в сумму философских знаний. Понятие бытия возникло в решающий момент становления древнегреческой философии и стало одним из вариантов ответа на вопрос: может ли мысль получить. знание о действительности, основываясь только на своих возможностях? Понятие бытия, утверждали философы, – залог объективности мышления. Только в этом понятии КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ мысль и существующее сливаются в единое целое.

Сама возможность мысли о бытии как таковом показывает, что мышление не может быть полностью убъективным процессом, и в нем обязательно содержится, хотя бы как момент, неизбежная объективность. В рамках античности возникла и основная антиномия понятия бытия: имеет ли оно право на существование? не бессодержательно ли? Конечно, оно дает большие возможности мышлению, придает характер доказательности ряду концепций, ведет к аксиомам, от которых греки никогда не отказывались (ex nihilo nihil fit). Но оно удваивает мир, делает одну из его частей неизбежно иллюзорной. Какую именно – чистое бытие или конкретно существующее многообразие? Это зависит от того КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ, что все же дает нам понятие бытия.

"Бытие" как философское понятие возникло в период самоопределения философии, когда важно было решить, в состоянии ли теоретическое мышление достичь истинных результатов независимо от опоры на опыт. Мысль о бытии как таковом греческие философы расценили как искомую точку совпадения мышления и бытия, обеспечивающую автономию философии. Возможности для становления категории бытия предоставил язык: с одной стороны, связка "есть" является формальным элементом языка и вступает в необходимые отношения с понятийностью, с другой – ее функции не обусловлены содержанием связуемых понятий.

Оперируя понятием "бытие", философы открывали особый аспект реальности, не совпадающий ни с миром человеческих ценностей, ни КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ с природой. Это была реальность, данная в мышлении, но тем не менее имеющая доказуемое объективное значение. В истолковании этой реальности философы разделились на несколько принципиально разных течений. Одни утверждали, что "бытие" открывает подлинный мир сущностей и является как бы окном, позволяющим взглянуть из мира явлений на действительность. Другие считали, что "бытие" – это фиктивное, пустое понятие, возникшее в результате лингвистических недоразумений и позволяющее в лучшем случае увидеть, как в зеркале, отражение собственной структуры разума.

Первое течение в свою очередь делилось на отождествляющих бытие с тем или иным видом сущностей и на различающих чистое существование и причастные ему сущности. Второе – на КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ тех, кто замещает "пустые" построения мышления о бытии позитивным содержанием наук, и тех, кто пытается перевести онтологию на язык этико-антропологической проблематики. Как признающие, так и отрицающие значимость категории бытия периодически, как показывает история философии, попадали в тупики, односторонне истолковывая свои предпосылки. Первые склонялись к натурализации или догматической объективации своих конструкций, которые в этом случае оказывались лишь субъективными схемами. Вторые теряли интуицию сверхопытного единства мира, что приводило к распаду мышления – теоретически и исторически – на бессвязные самодовлеющие элементы, на пустой рассудок, бессмысленную волю, бесцельное воображение и т.д.

Из исторического опыта кризисных периодов онтологии и наиболее значимых попыток их преодоления следует, что понятие КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ бытия не является гипостазированием субъективности, но и не в состоянии заменить собой позитивное раскрытие реальности. Оно – не зеркало и не окно, а скорее витраж, указывающий нам на источник света, но делающий видимым лишь строй своих узоров. Понятие бытия играет в философии роль, сходную с ролью философии в системе наук: любое содержание, попадающее в поле понятия бытия, обнаруживает в себе границу с внетеоретической реальностью (что соответствует и роли глагола "быть" в языке) и открывает пространство, в котором можно достраивать содержание, правда лишь теоретически, до полноты его смысла. Вместе с понятиями и темами, вовлеченными им в мышление, "бытие КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ" строит схемы, не совпадающие с эмпирической действительностью, но и не ограничивающиеся рамками идеальности.

Являясь как бы пра-феноменом философского понятия, категория бытия доказывает единство мира и смысла, но, оставаясь в теоретических границах, выступает как реликт этого единства или как указание цели. Этим понятием – своего рода хранителем целостности универсума в мышлении – в философии осуществлялось критическое ограничение посягательств частных аспектов мира на статус всеобщности. Само по себе оно было в истории философии простейшим (а из доказуемых – единственным) способом мыслимости абсолюта.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Александр Львович Доброхотов

КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В КЛАССИЧЕСКОЙ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ

2. http://ru.wikipedia.org/wiki/Сократ

3. http://ru.wikipedia.org/wiki/Платон

4. http://ru.wikipedia.org/wiki КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ/Фома_Аквинский

5.http://www.philosoff.ru/rus/philosophy/history/midages/filosofij_avgu/filosofij_75.shtml

6. http://www.grandars.ru/college/filosofiya/filosofiya-haydeggera.html

7. http://www.myline.ru/cntnt/sartr.html


documentaraffnl.html
documentarafmxt.html
documentarafuib.html
documentaragbsj.html
documentaragjcr.html
Документ КАТЕГОРИЯ БЫТИЯ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ